Омега-6 растительные масла: ожирение, метаболический синдром

Омега-6 растительные масла ожирение, метаболический синдром

Какие жиры больше вредят метаболизму? Насыщенные животные (в основном) жиры или полиненасыщенные (растительные, особенно, омега-6) разрушают здоровье и способствуют ожирению? Некоторое прояснение по этим вопросам можно наблюдать в интересных, дотошных экспериментах над мышами, описанными в этом письме.

Полиненасыщенные жирные кислоты (линолевая кислота омега-6, омега-3) распадаются на токсичные вещества

В результате перекисного окисления липидов (пероксидация ненасыщенных жиров свободными радикалами) омега-6 полиненасыщенные жирные кислоты (линолевая кислота) распадаются на токсичные соединения. Например, акролеин, малондиальдегид и 4-гидроксиноненал (4-HNE). Если они не обезвреживаются антиоксидантами (например, глутатион, витамин Е), то по цепной реакции создают всё больше радикалов, повреждая окружающие ткани. В отличие от ненасыщенных жиров (омега-3,6,9), насыщенные жиры гораздо более устойчивы к спонтанному окислению и радикальной атаке. Основным источником перечисленных выше токсинов в животном теле являются полиненасыщенные жиры (омега-3,6).

Обезвреживание (детоксикация) продуктов перекисного окисления полиненасыщенных жирных кислот на примере 4-гидроксиноненала (4-HNE)

В случае 4-гидроксиноненала (4-HNE) одним из важнейших ферментов, нейтрализующих его, является митохондриальная альдегиддегидрогеназа (ALDH2). Этот же фермент участвует в окончательной детоксикации алкоголя (спирт — этанол). В случае снижения эффективности этого фермента (например, мутации ALDH2*2) человек не только плохо переносит алкоголь, но и накапливает токсичный 4-гидроксиноненал (4-HNE) в тканях, отравляющий жизнедеятельность организма.

Как мышей “заразили” дефицитом фермента, обезвреживающего омега-6 растительные масла и алкоголь

Учёные исследовали метаболизм 4-гидроксиноненала в подопытных животных при разных условиях. Например, подселили мышам человеческую мутацию (ALDH2*2) митохондриальной альдегиддегидрогеназы, свойственную азиатам. Вторая группа мышей имела типичный для вида генотип. Затем, на обеих группах мышей проверили две диеты. Первая — стандартный корм для лабораторных грызунов, содержащий 13.5% калорий в виде жира (~21% – омега-6 линолевая кислота) и 58% калорий в виде углеводов (~84% крахмалом). Вторая — специальный рацион, разработанный для скорейшего набора жира животными. Эта диета содержит 58% калорий из жира (из них 7% соевое масло, остальное кокосовое) и 12,5% калорий из сахарозы (глюкоза + фруктоза).

Если проще, то сравнили высокоуглеводное, низкожировое, крахмалистое питание с высокожировым, низкоуглеводным (но все угли представлены сахаром). А сравнивали в двух видах мышах: одни с обычным метаболизмом, а другие с намеренно ослабленной способностью к обезвреживанию 4-гидроксиноненала (4-HNE). Мышей не ограничивали в питании и физической активности. С возраста 4 недель их кормили тестовыми диетами 24 недели.

Читать далее

Антибиотики Фторхинолоны – высокая токсичность и тяжёлые побочные эффекты

Длительная фторхинолон-ассоциированная инвалидность (Long-term fluoroquinolone-associated disability (FQAD)) после антибиотикотерапии фторхинолонами представляет серьёзную медико-социальную проблему, не получающую должного внимания со стороны практикующих врачей.

Фторхинолоновые антибиотики имеют в составе названия “-флоксацин”. Наиболее назначаемые примеры: левофлоксацин, спарфлоксацин, моксифлоксацин, офлоксацин, ципрофлоксацин.

После лечения фторхинолоновыми антибиотиками пациенты многие месяцы и годы страдают от повышенной утомляемости, хронической усталости, бессонницы, снижения способности концентрировать внимание, повышенной тревожности и нестабильности настроения.

Среди других наиболее частых симптомов фторхинолоновой токсичности выделяют:

  1. Множественные разрывы сухожилий (до инвалидности и необходимости применения инвалидной коляски),
  2. Периферический нейропатии (боли, покалывание, тремор в конечностях),
  3. Угнетение стабильной функции центральной нервной системы: тревожность, повышенная утомляемость, перепады настроения, эмоциональная тупость, потеря эмпатии, расстройства сна.,
  4. Поражение мышечной ткани в виде слабости мышц, мгновенной усталости при минимальном физическом напряжении.
  5. Кардиотоксичность: фторхинолоны удлиняют интервал QT, блокируя потенциалзависимые калиевые каналы. Удлинение интервала QT может привести к torsades de pointes – пируэтной тахикардии, опасной для жизни аритмии.
  6. Гепатотоксичность и нефротоксичность.
  7. Сахарный диабет: ФХ вызывают внутриклеточный дефицит Mg2+, который может привести к резистентности к инсулину и диабету.
  8. Прием фторхинолонов ассоциируется с увеличением риска аневризмы аорты среди пациентов 35 лет и старше.
  9. Терапия фторхинолонами может увеличивать риск рака толстого кишечника, особенно, проксимальных отделов.
  10. Моксифлоксацин может вызывать токсический эпидермальный некролиз и фульминантный гепатит, связан с повышенным риском сердечных заболеваний.

Основная причина токсических эффектов при лечении фторхинолоновыми антибиотиками: повреждение митохондрий, увеличивающее окислительный стресс и их последующая гибель при повреждении ДНК. Познакомиться с темой окислительного стресса и фторхинолон-ассоциированной токсичностью можно в этой лекции.

Чтобы безопасно провести антибиотикотерапию, нужно обязательно определять чувствительность микрофлоры пациента к антибиотикам. При этом, фторхинолоны следует использовать только в крайнем случае, если невозможно применить более безопасные альтернативы из тетрациклинов, макролидов, пенициллинов, цефалоспоринов.

Фторхинолоны широко применялись свыше 40 лет, когда в 2016 году FDA впервые предупредило о их опасных побочных эффектах – FDA Drug Safety Communication: FDA advises restricting fluoroquinolone antibiotic use for certain uncomplicated infections; warns about disabling side effects that can occur together.

Oxid Med Cell Longev. 2017; 2017: 8023935.
Prescrire Int n° 62, 103; Rev Prescrire № 371
J Natl Cancer Inst. 2022 Jan 11;114(1):38-46. doi: 10.1093/jnci/djab125.
Newton E., et al. JAMA Surg. doi:10.1001/jamasurg.2020.6165
FDA Drug Safety Communication: FDA advises restricting fluoroquinolone antibiotic use for certain uncomplicated infections; warns about disabling side effects that can occur together

Bio Journal | Журнал Био в телеграм